Москва C

Последние новости

22:57
США поиграли мускулами у границ с Россией
22:48
Сможет ли Запад «оторвать» Сербию от России?
22:25
Владимир Вольфович: фамилия дурацкая, но уникальная
21:57
Кощунство Польских властей: Поляки не памятники демонтируют - они стирают память
21:36
Какую ошибку совершил Грудинин: мнение экспертов
21:34
Пророчество Путина сбывается?: Дровами топить будете!
21:01
Прибалтийские мечты и суровая американская действительность
20:31
Иван Данилов: Экс-руководитель МИ-6 неожиданно вступился за Россию
20:02
"Наглому американцу" российские Су-27 показали, где его место: Самолет ВВС США свернул свой "политический полет"
19:23
Смертельная пропаганда: почему «Дождь» так любит писать о наркотиках
19:21
Павел Шипилин: Россия помогает Украине строить метро
18:59
Спектакль от ФБК Навального: Соболь организовала фейковый пикет против «Конкорда»
18:12
Трубы сгорели. Украина осталась без транзита
15:26
Любитель оффшоров Павел Грудинин не получит мандат скончавшегося Алферова
15:01
Раздел имущества: бывшая жена Павла Грудинина боится за свою жизнь
14:59
Очередное нарушение границы Путиным. Реакция Порошенко
14:58
Девять вопросов на которые не могут ответить украинцы
14:58
Новый Мировой Порядок: Стиль Трампа
12:22
Павел Шипилин: Совет Украине, как вернуть Крым
11:09
Радована Караджича посадили в тюрьму до конца жизни
11:08
"Два миллиона русских людей - не крепостные": Красовский на "Эхо Москвы" вступился за "Крымскую весну"
Больше новостей

Три "счастливых" дня. У Британии есть план по Brexit'у. До пятницы

Мир
Автор: Selisoto
626
0
Суровая правда британской жизни в том, что Тереза Мэй до решающего голосования потеряла голос. Впрочем, влияние она потеряла еще раньше. Поэтому не имело значения, что она хрипела, в последний раз уговаривая депутатов принять ее вариант расставания с ЕС.

Когда все хохмы про развод придуманы, когда все синонимы к слову "безвыходное" использованы, только и остается, что признать: как это все-таки важно – правильно подобрать процессу название. Как классические "победа" и "беда". Потерялось начало – жди печального конца. 


Они же сразу сами себя унизили, когда согласились на Brexit. Настояли бы на "Великобрекзите", и отношение к ним было бы иное. Не лучше, но эпичнее. Ведь одно дело – каньон, каких много, и совсем другие эмоции, если Гранд-Каньон. Бездна. И не понимаешь: или ты в нее смотришь, или она на тебя.

Все это, конечно, лирика. А суровая правда британской жизни в том, что Тереза Мэй потеряла голос до решающего голосования в парламенте. Впрочем, влияние она потеряла еще раньше. Поэтому не имело значения, что она хрипела, в последний раз уговаривая Палату общин принять ее вариант расставания с ЕС.

 Хотя в какой-то мере это соответствовало моменту. Звучало, как заговорщицкий шепот. Она же еще и шутить пыталась, мол, "слышали бы вы голос Юнкера". Юморист из нее получился такой же, как и премьер. Поэтому ни заговорить, ни расположить зал ей так и не удалось.

Да сорвись она на крик – и его пропустили бы мимо ушей. Для них все уже было предопределено. 12-го марта в Вестминстере наступили три "счастливых" дня. Когда депутаты, пожалуй, впервые после референдума знали, что делать с Brexit'ом. Вторник – окончательно и бесповоротно отвергнуть проект бракоразводного соглашения Терезы Мэй с Евросоюзом.

 Среда – наотрез отказаться от выхода без сделки. Четверг – оставить вопрос открытым. Чтобы в пятницу проснуться с ним же: а дальше-то что?

Это как оказаться на проблемном авиалайнере. Сохраняешь надежду, пока следуешь инструкции. Ее же не зря придумали, утешаешь себя. Пристегнуть ремень – есть. Надеть кислородную маску – готово. Зажать голову коленями – неловко, но потерплю. А потом сквозь шум ветра и разгерметизацию – полный отчаяния голос стюардессы: а в салоне есть кто-нибудь, кто может посадить самолет? 



И не то страшно, что Мэй покинула кабину. В том и беда, что она все еще там. И у нее своя инструкция. Вцепиться в штурвал и тянуть его на себя. Даже если он уже оторвался от панели управления.

Но какие к ней-то претензии? Ей упрекнуть себя не в чем. Делала все что могла. Точнее, как умела. Поэтому "ну не шмогла я, не шмогла", сказала старая кляча, упав, едва начав забег. Персонаж вымышленный. Любое совпадение с реальными людьми случайно. К тому же Мэй на этой переправе все-таки больше двух лет не менялась. И теперь вправе была сказать: я умываю руки и делаю ноги. Не сказала. 

Хотя эти слова услышали бы, даже произнеси она их беззвучно, одними губами. Впрочем, отставка премьера – это только ее личный выход из положения. 

Что касается Британии, то уже потеряв в Brexit'е приставку "Велико-", она рискует потерять и себя.

Оказалась же на краю не банальной пропасти, каких много, а Гранд-Каньона. Сколько падать – никто не знает. А как упадет – никто не услышит.
Загрузка...

0 комментариев

Комментарии для сайта Cackle