Все новости

Сирия: договариваться придется всем сторонам конфликта. Добрым словом и С-300

Пять лет тому назад Израиль попросил, и Россия согласилась не поставлять Сирии системы ПВО С-300. В связи с гибелью российского самолета Ил-20 и его экипажа в составе 15 офицеров ситуация изменилась, и в Минобороны РФ заявили, что Сирия в самое ближайшее время получит долгожданные противовоздушные комплексы. Как только это решение было озвучено, немедленно начались вбросы в мировое информпространство...
Так, западные СМИ со ссылкой на некий вьетнамский портал Soha News (источник, как говорится, смешнее не придумаешь!) стали рассказывать, — а российские наперебой повторять, — что американские малозаметные истребители пятого поколения F-35 Lightning II для С-300 неуязвимы.



 Но при этом как-то «не обратили внимания» на сообщение сирийского агентства SANA о том, что «невидимые для любых систем ПВО» F-35, состоящие на вооружении Израиля, были обнаружены российскими С-300 еще на дальних подступах к сирийскому воздушному пространству.


 Быстро была подхвачена и выдумка о том, что зенитно-ракетными комплексами С-300 будут управлять не сирийские, а иранские операторы. И это сообщение якобы вызвало серьезную озабоченность в Тель-Авиве и Вашингтоне.
По мнению российских военных экспертов, если Израиль и США захотят воспользоваться данной фальшивкой для того, чтобы нанести массированный удар по позициям С-300, то это может спровоцировать острейший военно-политический кризис, аналогичный Карибскому.
Отметим также, что были прекращены полеты F-35 ВВС Израиля и США, согласно официальной версии, из-за неисправности в топливной системе.

Но, заметим, в этом самолете неисправности обнаруживаются постоянно, по некоторым данным, их уже выявлено около 1000, а недоведенным до ума самолетам с С-300 лучше не шутить.

Таким образом, над территорией Сирии сошлись в противостоянии современнейший суперсамолет США и далеко не новый российский противовоздушный ракетный комплекс.

Сегодня впечатление такое, что Израиль и США почувствовали себя в Сирии очень неуютно. Вдобавок американские продажи F-35 в другие страны застопорились, так как ко всему прочему стало известно, что F-35 по многим параметрам уступает С-300.

Напомним также, что стоимость этого истребителя составляет около 100 млн долл., а программа его создания обошлась бюджету США в 1,5 трлн. В общем, на кону стоит не просто престиж США с их союзниками, но и очень большие деньги. Именно этот фактор определяет сейчас американскую политику в Сирии и вокруг нее.

Ясно, что поставка С-300 Сирии заметно повлияет на конфигурацию всех сил в регионе, причем, далеко не в пользу США и Израиля.

Напомним: когда Россия начала свою военную кампанию в Сирии по просьбе правительства Асада в сентябре 2015 года, Израиль приветствовал ее, поскольку видел в российском вмешательстве способ сдерживания Ирана. Обе страны достигли взаимопонимания и на протяжении последних трех лет не пересекали взаимно обусловленных «красных линий».

 Израиль терпел экспансию в направлении своих границ иранских сил в рамках поддержки российских операций в Сирии, обеспечивающих успешное контрнаступление против сирийской оппозиции. Россия, со своей стороны, предоставляла Израилю значительную свободу действий, когда дело касалось защиты интересов его безопасности в Сирии.

В частности, чтобы обеспечить отсутствие проблем с военно-воздушными силами Израиля, Россия установила с ним «горячую линию». С начала 2018 года Израиль усилил интенсивность атак по иранским целям и объектам движения «Хезболла» в Сирии с молчаливого согласия России. Однако политика невмешательства Москвы в его ограниченные и хорошо продуманные операции в Сирии была ошибочно воспринята Израилем как одобрение.

В мае 2018 г. России удалось заключить сделку с Израилем и, соответственно, с Соединенными Штатами, которая позволила сирийским войскам взять под контроль южные провинции Дераа и Кунейтра после того, как американцы отказались от поддержки оппозиционных группировок в этих районах.

Россия согласилась обеспечить отвод иранских сил на расстояние до 100 километров от Голанских высот, а также, по словам российских официальных лиц, пообещала со временем добиться вывода проиранских сил из страны.

Эксперты на Ближнем Востоке считают, что Израиль должен добиваться скорейшего завершения кризиса в отношениях с Россией. Россия – сверхдержава и обладает военным потенциалом непревзойденной мощности, а зависимость Израиля от России сегодня особенно заметна на фоне ослабления влияния США во всем ближневосточном регионе.

России также необходимо сделать все возможное для того, чтобы избежать прямого конфликта с ЦАХАЛ (вооруженные силы Израиля) на сирийской территории.
При этом основную угрозу для Израиля представляют не столько сами системы С-300, сколько намерение России подавлять в прилегающей к Сирии акватории Средиземного моря спутниковую навигацию, бортовые радиолокационные системы и связь боевой авиации.
Это поставит под прямую угрозу жизни израильских летчиков и может сорвать атаки на объекты, расположенные в сопредельной стране, где на протяжении шести лет войны Иран выполнял роль одного из важных стратегических союзников правительства Башара Асада.

Тегеран направил в Сирию элитных бойцов Корпуса стражей исламской революции, которые помогли армии САР добиться значительного перевеса в ходе битвы за Алеппо, а также снабжал оружием и боеприпасами шиитские формирования.

Иран наращивал свое влияние в Сирии и Ираке различными путями, в частности, через создание собственного ополчения. Однако в последнее время Тегеран начал играть еще большую роль, фактически пытаясь подчинить себе жизненно важные для страны ресурсы. За прошедший год присутствие Ирана в Сирии стало источником повышенной напряженности между Москвой и Тель-Авивом.

В ходе последних военных кампаний сирийской армии и ее союзных сил проиранские формирования отвоевали стратегически важные для Сирии ресурсы, фактически отнимая их у армии Башара Асада. В частности, в ходе освобождения трассы Дамаск-Пальмира в конце мая этого года проиранские силы заняли фосфатные поля вокруг города Хнейфис к юго-западу от Пальмиры. При этом иранские силы пытаются выправить положение в свою сторону не только в ресурсах, но и на театре военных действий.

Недавние события в районе сирийско-иорданской границы, где сирийская армия также была вынуждена прибегнуть к помощи проиранских формирований, в частности, «Бригад Имама Али» и ливанской «Хезболлы», показывают, что силы Тегерана не готовы к координации действий со своими союзниками. Более того, проиранские силы продвигались быстрыми темпами к границе с Иорданией, где находится спецназ США и специально обученные боевики вооруженной оппозиции.

Это продвижение и для Сирии, и для Ирана не принесло желаемого результата: самолеты ВВС международной коалиции во главе с США уже дважды накрывали ударами рассредоточенных по пустыне бойцов проиранских отрядов.

Иран не случайно настойчиво продвигается на этот участок, где сходятся границы Сирии, Ирака и Иордании. Для Тегерана принципиально важно соединиться с Ливаном, чтобы оттуда вывести нефтепровод к Средиземному морю.

Присутствие шиитского Ирана, особенно в районах проживания суннитского населения, грозит Сирии новыми боевыми действиями. Борьба с терроризмом, как бы это парадоксально ни звучало, — это инструмент торга для Ирана. Вспомним: Иран не сразу начал воевать с боевиками — только после того, как выторговал себе ядерную сделку и высшие чины в иракской армии.

 И сейчас Иран будет оставлять различные «прокси-силы», которые могут потенциально дестабилизировать обстановку в Сирии, поскольку суннитские монархии Персидского залива попытаются выбить оттуда Иран. Присутствие шиитских формирований — это, безусловно, дестабилизирующий фактор для Сирии.

 Таким образом, имеем этно-конфессиональный дисбаланс, управление которым находится в руках Ирана. А тот напор, с каким действуют Соединённые Штаты на Ближнем Востоке, предполагает, что здесь затронуты очень серьёзные их геополитические интересы.

Абсолютно понятно, что план по уничтожению России всегда ставится во главу угла при определении любых внешнеполитических решений США.

Вот уже много лет как Штаты пытаются расчистить путь под газопровод, который они собрались провести из Катара в Европу.  Они добились согласия шейха Катара продавать газ через подконтрольные Штатам компании. Понятное дело, газовую магистраль будут строить американские компании.
Но суть американского замысла заключается в том, чтобы посадить Европу на «иглу» своего газа и тем самым отсечь ее от России. Именно этим они занимаются на Ближнем Востоке последние годы, развязав здесь кровавую бойню под лозунгами свержения тоталитарных режимов.
На самом деле, уничтожению подлежали все, кто посмел противопоставить себя США. Но, похоже, сегодня мира хотят уже все «местные» участники ближневосточного конфликта.

 Ситуация сложилась так, что если угрозу прямого столкновения между Ираном и Израилем удастся свести на нет, то Вашингтону не на кого и не на что будет сослаться для того, чтобы аргументировать свое военное присутствие на территории страны, куда американцев (да и Запад в целом) никто не приглашал.

 А если вдруг случится еще и так, что иранцы с израильтянами договорятся, то тогда для США наступит геополитическая катастрофа. Вполне можно сделать вывод о том, что в войне на Ближнем Востоке более всех заинтересован Вашингтон, а, может быть, только он, поскольку именно США претендовали на роль главного выгодополучателя.

Вступление России в конфликт позволило радикальным образом изменить направление и характер военных действий. К началу 2018 года стало понятно, что коалиция сил, ведомая Россией (Сирия, Иран и разнообразные местные ополчения), в общем уже близка к выполнению своих главных военно-стратегических задач.

 Этот военный успех привёл к достижению политических преимуществ и установлению политического соглашения на российских условиях. В дополнение к этому Турция и Саудовская Аравия убедились в бесперспективности участия в войне спонсируемых ими группировок, а США были вынуждены забыть о своём намерении сменить власть президента Башара Асада.

Чтобы обезопасить себя от открытого вооружённого конфликта, российское руководство осенью 2015 года заключило соглашение с американцами по поводу предупреждений о действиях военной авиации над сирийской территорией: и те, и другие сообщают о районах боевых действий во избежание близкого контакта.

После гибели российского самолёта-разведчика Ил-20 В. Путин в телефонном разговоре с премьер-министром Израиля Б. Нетаньяху отверг израильскую версию событий. 

А министр обороны РФ С. Шойгу заявил, что меры по повышению безопасности российских военнослужащих в Сирии предусматривают не только поставки С-300, но и оснащение командных пунктов сирийских ПВО автоматизированными системами управления и осуществление радиоэлектронного подавления спутниковой навигации, бортовых РЛС и систем связи боевой авиации, атакующей объекты на территории САР.

С военно-технической точки зрения создание, оснащение и содержание эффективной системы противовоздушной обороны Сирии, требующие огромных государственных расходов, является необходимым условием суверенитета, существования государства, сохранности его территории в прежних границах.

Именно из-за отсутствия эффективной ПВО в небе над Сирией вот уже много лет летают безнаказанно самолёты, вертолёты и беспилотные летательные аппараты самых разных стран и вооружённых формирований. Самовольно летают, да ещё и бомбят объекты по своему усмотрению. Это не просто незаконно, но и возмутительно!
Атаки Израиля по Сирии – это не только материальный ущерб для России (как в случае с крушением Ил-20), но и удар по имиджу: в международном сообществе могут решить, что Москва не способна защитить сирийское небо.
Трагедия с Ил-20 стала для России поводом к тому, чтобы ускорить решение своих ближайших военно-политических задач, а именно: усилить позиции в Сирии и остановить военное вмешательство Израиля в сирийские дела. 

Вместе с тем премьер Нетаньяху пообещал, что вооруженные силы страны продолжат авиаудары по иранским целям в Сирии даже после поставки туда российских комплексов ПВО С-300, то есть атаковать объекты на территории Сирии Израиль намерен и в дальнейшем.

 Все это явные признаки эскалации напряженности между Россией и Израилем, которая, вероятно, будет иметь долгосрочные последствия для двусторонних отношений.

Однако нам не выгодно, чтобы Израиль вконец разозлился. Поэтому чтобы сбалансировать риски для Израиля, пора начать воздействие на Иран. Скажем, выдвинуть требования остановки или резкого сокращения помощи проиранским группировкам в этом районе. Поставка С-300 в Сирию — это действия для себя, а не для Тегерана.

 Будет ли Тегеран использовать этот фактор в своих интересах, зависит от того, насколько ему нужно с нами ссориться. Россия – последняя страна, с которой Ирану, учитывая общую ситуацию, нужно сейчас портить отношения. Ведь, согласитесь, Россия может и закрыть глаза на военную операцию против Тегерана. И кто от этого будет в выигрыше?

Думаю, Тель-Авив вряд ли пойдет на какие-либо авантюры, хотя и не откажется от противостояния с иранскими подразделениям в САР. Израильтянам, безусловно, придется искать другие способы влияния на ситуацию в Сирии, однако внешне они будут стараться казаться невозмутимыми, скрывая внутреннюю растерянность. 

Но, как говорят, не факт, что усиление сирийской противовоздушной обороны способно остановить решительные действия соседних стран в воздухе этой многострадальной страны. В сущности, любое ПВО можно подавить. Нужно договариваться, поскольку вопрос о том, открывать ли огонь на поражение, — политический, а не технический.

С Турцией ведь договорились, и с нею давно не было инцидентов с попытками бомбить сирийские войска. Для Асада обладание С-300 — это сдерживающее средство против Эрдогана, так что у Анкары сейчас возникают больше имиджевые проблемы.

Однако для всех участников сирийского узла, включая Дамаск, Москву и Тегеран с Тель-Авивом, худой мир в стране (да и в регионе) лучше любой вооруженной ссоры. Сейчас война в Сирии носит прокси-характер — война через посредника. Подобно тому, как было в Корее, Вьетнаме и Афганистане.

 И Россия, и США, и Израиль понимают, к каким непредсказуемым последствиям может привести прямое столкновение. Трудно представить, чтобы Москва на самом деле начала сбивать американские и израильские самолеты и тем самым вступила в непосредственное военное противостояние с США или Израилем.

Впрочем, и американцы с израильтянами вряд ли станут стрелять ракетами по российским объектам. Заметим, что для США и их коалиции поставки С-300 Сирии практически ничего не меняют. Это оборонительные системы. Конечно, всегда беспокоит, когда в регион попадает новое вооружение, но  у россиян есть канал по предупреждению конфликтов с американцами.
Хочется нам того или нет, но в нынешних условиях мы имеем дело с политическим реализмом, когда апеллировать к международному праву становится все сложнее. В этой ситуации надо, видимо, чаще вспоминать старую американскую поговорку: «Добрым словом и "Кольтом" можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом!»
Впрочем, в России, кажется, усвоили это главное правило внешней политики США: поставки С-300 в Сирию — наглядное тому подтверждение. 
Александр Искренко, генерал-майор запаса Специально для «Столетия» @Источник →
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться с друзьями!
Сейчас на сайте
Новости партнёров
Загрузка...
Девушки в рядах МВД (ФОТО)
Грациозная красотка: знакомимся с чемпионкой мира и Европы по художественной гимнастике
Покорительницы пиков: российские лыжницы привели в экстаз западные СМИ (ФОТО)
Самые привлекательные российские спортсменки в Рио(ФОТО)
Задопингованная по уши недостойная медали россиянка и честные чистые американки без допинга - почувствуйте разницу!
Лучшее за всё время
Мультимедиа
Разбор выступления Павла Воли о российских изобретениях
В России исправили ошибку 90-ых
БесогонTV: Никита Михалков: «Смертельный вирус "ЗЖЖ" и его симптомы»
"Вперед, Россия" - флешмоб Я.Сумишевского и О.Газманова
Парням вроде Путина в ООН делать нечего