Политика
13:07, 16 октябрь 2021
910
0

Турция в фантазиях украинских экспертов...

{short-story limit="840"}
Турция в фантазиях украинских экспертов...

Пытливому читателю нетрудно догадаться, что под «основным игроком», как её величают сами украинские эксперты, я имею в виду Турцию. Должен напомнить читателю, что «основным игроком» этого непростого «партнёра» России украинцы считают абсолютно в любом геополитическом конфликте Евразии.

Анатолий Урсида, специально для alternatio.org



И в Сирии она основной игрок наряду со Штатами, а русские якобы «где-то там ковыряются на заднем плане». И в Ливии, по мнению украинских экспертов, она тоже основной игрок, что отчасти правда. Турция поддерживает так называемое правительство национального единства, что контролирует всего лишь Триполи и его окрестности, а семьдесят пять процентов территории контролирует маршал Халифа Хафтар с его армией. И Турция в Ливии действует отнюдь не самостоятельно, а в унисон с несколькими западными государствами ― членами НАТО, которые и формировали «демократическое» правительство, заседающее в Триполи. В Афганистане, опять же согласно мнению украинских экспертов, Турция является основным игроком, только уже наряду с Китаем. А Россия где-то опять маячит на заднем плане за спиной у Узбекистана.

Вообще параллельная реальность Ближнего Востока, где Турция является могущественной империей и вот-вот отнимет территории у России, в частности Башкортостан и Татарстан, возникли у украинцев неспроста. После воссоединения Крыма с Россией и Русской весны, когда Донбасс наголову разбил украинскую армию, уязвлённая Украина спит и видит, как бы вернуть эти территории и отторгнуть у России ещё что-нибудь. Но не может. Поэтому и сублимирует эти потери и свою немощь очередными мриями о том, как бы кто-нибудь большой и сильный что-нибудь у России оттяпал. Ну а если этого большого и сильного нет, то его надо придумать. Вот и наделяют украинские эксперты (Джангиров, Богатырёв, Куса) Турцию таким могуществом, которого у неё нет и быть не может. Для начала разберёмся с российскими якобы протурецкими регионами.

Да, Татарстан относится к Турции с должным пиететом, причём заслуженно, но не более. Турция возвела на территории республики множество производств, что дало жителям региона немало рабочих мест. Но руководство республики и её бизнес-элита не считают нужным скрывать «китайские планы» насчёт предприятий, которые возвели турки и в которых имеют долю с прибыли. Элита республики намерена постепенно и по приемлемой цене выкупить у турок долю этих предприятий, дабы они полностью принадлежали местным элитам.

Резюмирую: элита и местные жители Татарстана относятся к туркам с должным пиететом, но не скрывают своих планов по обеспечению полного контроля построенных турками предприятий. В последнее годы турки новых производств не возводят, а это значит, что «мавр сделал своё дело, мавр может уходить». И уйдёт. А все разговоры о том, что Татарстан объявит независимость, если Россия вступит в серьёзное боестолкновение с Турцией, являются очередными мриями. Да, некоторая часть жителей Татарстана склонна к сепаратизму, но не в пользу Турции и уж точно не будет начинать бунты по её указке. С Башкортостаном ситуация несколько проще, и я знаю её не понаслышке, поскольку здесь родился, вырос, выучился и первые семь лет после окончания вуза работал. В Башкирии турки столь много предприятий, как в Татарстане, не выстроили. Отдельно как крупное, знаковое и известное предприятие можно выделить завод стеклотары «Русджам» в Уфе, и только.

Отмечу, что в начале нулевых в Башкирии работало много турецких строительных фирм, но они как-то не прижились. К 2007 году осталось всего две крупных, к 2010-му ― одна. Остальные либо прекратили свою деятельность в республике, либо скатились до уровня простых бригад, а ведь раньше на многих объектах они были генподрядчиками. В оставшихся турецких бригадах, что сейчас работают в Башкирии преимущественно в самой Уфе, подавляющее число сотрудников давно получило гражданство России. Я и сам лично знаком с несколькими бригадирами этнических турецких бригад. А вот политическое влияние в моём регионе Турция наращивать пробовала, но безуспешно. В девяностых в Уфе и Стерлитамаке были открыты так называемые башкирско-турецкие лицеи. В нулевые МВД и власти республики под давлением местных жителей были вынуждены попросить турок на выход, поскольку, по словам родителей, преподаватели распространяли среди учеников экстремистскую религиозную литературу и готовили откровенно протурецки настроенную молодёжь.

Однако на этом уфимцы не успокоились. В 2005 году, весной, когда я оканчивал университет, местные жители подняли шум начёт одной фирмы, также обвинив турок-сотрудников в распространении экстремистской литературы и насаждении пантюркизма среди молодых сотрудников. Фирму быстро закрыли. В моём городе тоже были две турецких фирмы: одна туристическая, а вторая занималась оптовой торговлей ввозимых пряностей из Турции и Грузии (лавровый лист). Обе в тот же год закрылись. Вообще, надо сказать, мой город особенный. В конце 2008 года отсюда после восьмидневной войны уехали почти все грузины, а почти весь грузинский бизнес, за редким исключением, приказал долго жить. А в 2018-м, когда среди армянской молодёжи стали раздаваться антипутинские выкрики, закрылись два крупных армянских бара. Как-то так.



А когда турецкий лётчик сбил российский самолёт под управлением подполковника Олега Пешкова, в Уфе этнические турки, даже с паспортами России, чувствовали себя не очень уютно в течение целых полутора недель. Неравнодушные граждане регулярно наведывались на строительные объекты, где работали турки, и уфимскому ОМОНу пару раз пришлось вмешаться. Даже в чисто русском городе Челябинске не было такого резонанса, и турки там чувствовали себя в относительной безопасности. Резюмирую: в отличие от Татарстана, где к туркам относятся с относительным пиететом, в моём регионе их, мягко говоря, недолюбливают. Так что все эти украинские россказни о протурецких Башкортостане и Татарстане ― сказочки для малэнькых украйинцив. Впрочем, эти сказочки украинские эксперты черпают из богатой фантазии уже польских экспертов, таких как Якуб Корейба.

Считаю нужным также отметить, что нынешнее макроэкономическое положение Турции более чем незавидное. В 2020 году экспорт упал на 26 проц., безработица официальная составила 13 проц., однако западные эксперты утверждают, что реальный процент безработицы достиг в 2020 году двадцати процентов. Не верят в экономику Турции и западные инвесторы. Турция в 2020 году разместила евробонды на сумму в 2,5 миллиарда долларов под рекордные 6,375 проц. годовых. Внешний долг Турции на сегодняшний момент составляет 448 миллиардов долларов, из которых 230 ― государственный. Турция постоянно просит денег у западных стран ― членов НАТО и Японии, но вот уже второй год подряд получает отказ. Помог ей в 2020 году Катар, увеличив кредитную линию с 5 до 15 миллиардов долларов. Это помогло спасти лиру от стремительного смыва в гиперинфляционный унитаз.

На начало 2020 года Турция располагала 40 миллиардами долларов золотовалютных резервов, однако на начало 2021-го они уже составили всего лишь 26 миллиардов долларов. Номинальное значение на данный момент выросло до 68 миллиардов, но и обязательства Центробанка Турции также возросли. Реальные резервы Турции на сегодняшний момент представлены отрицательным значением ― 39,6 миллиарда долларов. То есть Центробанк должен гораздо больше, чем имеет золотовалютных резервов. В среднем ежемесячный дефицит государственного бюджета с учётом урезания ряда статей затрат составляет примерно 5 миллиардов долларов, а в летние месяцы достигал 11 миллиардов, что для Турции очень много.

С корпоративным долгом тоже не всё гладко, он только растёт, турецким фирмам нечем платить по счетам иностранных кредиторов.
К примеру, газовые фирмы Турции в 2020 году имели задолженность перед «Газпромом» в размере 2,5 миллиарда долларов. В этом году сумма задолженности пока не озвучивалась, но с учётом того, что «Газпром» ударными темпами наращивал поставки в Турцию на фоне повышающихся цен, могу предположить, что она увеличилась. Немного сгладить ситуацию поможет лишь транзитный взаимозачёт.

Переходим к следующему примеру. На фоне пэрэможных новостей о совместном производстве турецких беспилотников «Байрактар» для нужд украинской армии никто из украинских топ-чиновников не приезжает с визитами на турецкие судоверфи, где недавно был заложен первый корвет для украинского флота. Надо сказать, и сам процесс закладки не был помпезно освещён украинскими СМИ, да и сейчас о нём в украинских новостных лентах молчат. Причина та же: у турецких подрядчиков банально нет оборотных средств, чтобы в долг строить корвет для незалэжной, о чём, несомненно, турецкая сторона и сообщила украинской. На сегодняшний момент какие-то работы пока ведутся, но смею предположить, что процесс скоро застопорится.

Примечателен и результат недавних договорённостей по итогам переговоров Эрдогана с Путиным 29 сентября: обсуждали постройку ещё двух АЭС в Турции в кредит, предоставление новой партии С-400 в кредит, газ продолжает отпускаться в долг…
Не очень удачно идут дела и на военном фронте. На фоне объявленной победы над Арменией в Карабахском конфликте, который принято пиарить в украинском экспертном сообществе, была упущена одна зрада. Вместо заявленных тридцати тысяч боевиков Турция смогла перебросить из Идлиба в Карабах только лишь одиннадцать тысяч.

И, как утверждают некоторые российские эксперты, главари бандформирований отправили в Карабах только тех боевиков, от которых хотели избавиться по причине недисциплинированности и общей профнепригодности. Можно смело утверждать, что перевес Азербайджану в Карабахском конфликте обеспечила не столько турецкая помощь на поле боя, сколько турецкие инструкторы и специалисты, относительный профессионализм азербайджанской армии и общий перевес в технике и артиллерии, помноженные на трусость и нерешительность Пашиняна.

Западные эксперты полагают, что этот демарш связан с тем, что боевики ощущают политический и экономический кризис, накрывший Турцию. Причём, как отмечают те же западники, они его проявляют уже не в первый раз: солдаты турецкой армии не впервые сталкивались на передовой с сирийской и иранской пехотой, в то время пока боевики отсиживались в тылу. Не очень лестно отзываются международные эксперты и о возможностях турецкой армии. Американские и британские эксперты, не скрывая сарказма, указывают на то, что Эрдоган способен поставить под ружьё в Идлиб буквально пару батальонов и всё. Они утрируют, конечно, но доля правды в этих высказываниях есть. На территории Турции находится минимум 3,7 миллиона беженцев, как бы сирийских, но не только. Там есть и ищущие лучшей доли бывшие жители Ливии и Туниса. И турецкая армия помогает полиции контролировать этот беспокойный контингент, в котором полным-полно криминальных элементов.

Также никуда не делась проблема курдов, проживающих на территории Турции, которых коллективный Запад подкармливает извне, таким образом как бы держа факел рядом с пороховой бочкой, на которой сидит Эрдоган. Это второй фактор, из-за которого президент Турции вынужден держать довольно внушительную армейскую группировку внутри страны. Да, есть ещё турецкий флот, но он не оснащён такими высокоточными ракетами, как российский, поэтому в Идлибе от него мало толку. Так что западные эксперты правы: Эрдоган не может выставить сколько-нибудь значимую группировку в Идлибе. Поддержать огнём флота идлибскую группировку он тоже не может, действие турецкой авиации купируется российским и сирийским ПВО и российскими ВКС. Впрочем, к Идлибу мы ещё вернёмся ниже.

А теперь рассмотрим три зрады, вызвавшие полыхание пониже спины у украинских симпатиков Турции, которые приключились с «основным игроком» за последние два месяца. Первая зрада ― это поспешное бегство контингента из шестисот человек из Афганистана. Причём бежали турки ещё раньше американцев. А буквально за два дня до бегства украинские эксперты называли Турцию «основным игроком» в Афганистане наряду с Китаем. Вторая зрада ― спешное отведение войск за трассу М-4, которое началось ещё до встречи Эрдогана с Путиным 29 сентября. Но Эрдоган был бы не Эрдоган, если бы не попытался схитрить. Он отошёл ровно на половину того расстояния на север, что было обещано Путину, и стал спешно оборудовать блокпосты и долговременные огневые точки. Результат не заставил себя долго ждать.

Не успел самолёт Эрдогана коснуться турецкой земли после отлёта из Сочи, а в Идлибе уже вовсю кипел бой. С 29 сентября по 4 октября ВКС России совершили более 40 самолётовылетов и беззастенчиво бомбили позиции боевиков, ничуть не заботясь о том, есть ли там турецкие солдаты или нет. Сирийская артиллерия и сирийские миномёты не жалели боеприпасов, ровняя с землёй блиндажи, ДОТы, блокпосты и рвали на куски технику. Российские беспилотники-камикадзе «Ланцет», неизвестно кем управляемые, тоже в хлам разносили ДОТы, блокпосты и блиндажи. Не отставали от них и иранские барражирующие беспилотники, бившие по тем же самым целям.

Шестого октября турецкая сторона заявила, что будет поддерживать боевиков (они их называют повстанцами или борцами за свободу) силами турецкой армии. Ответ сирийской стороны последовал незамедлительно: Дамаск заявил о своей решимости освободить сирийские земли от террористов. Позицию сирийского правительства поддержал глава МИД России Сергей Лавров, который заявил, что террористы должны быть выявлены и изолированы, несмотря на то, в какую одежду они сейчас одеты. Он намекал на то, что террористы зачастую просто меняют название группировки и из террористов превращаются в активистов «демократических движений».

Итак, Эрдоган понимает, что Дамаск, поддерживаемый Россией и Ираном, не шутит. Все военные эксперты сходятся во мнении, что столкновение неизбежно, как и то, что за несколько прошедших дней какое-то количество турецких солдат погибло. Но Эрдоган не делает излишне резких и эмоциональных заявлений. А тут ещё и к тому же прилетел нож в спину с Запада. США, которые постоянно требуют от Эрдогана прекратить военные операции против курдов, согласовали для них военную помощь в размере 177 миллионов долларов на 2022 год. На минуточку, это больше, чем для Украины. Они поставят курдам БМП М-2 «Брэдли», ПТРК, стрелковое оружие, медикаменты и прочее. И Эрдоган снова молчит.

А теперь пусть дорогой читатель ответит, похожа ли Турция с её большими проблемами, которые я описал выше, на «молодую и агрессивную империю, которая готовится отторгнуть от России Поволжье»? Нет. Может ли страна с таким грузом макроэкономических, геополитических и военно-политических проблем быть «основным игроком» хоть где-то? Да. В фантазиях украинских экспертов.

Но сейчас этого, понятное дело, не происходит. Дело в том, что провал своих прогнозов или неспособность страны, на которую они делали ставку, добиться определённых целей, они всегда объясняют каким-нибудь договорняком. Это универсальная отмазка украинских экспертов. Не у них с кукухой не в порядке, а договорняк случился, бывает… Да только, как видим, изобрести такой многоэтажный договорняк, чтобы хоть как-то фиговыми листьями прикрыть нынешние проблемы Турции, неспособна даже больная украинская фантазия.

Украинские эксперты временно переключились на Китай и фантазируют о том, что Китай давно обскакал Россию в количестве и качестве гиперзвукового оружия, и вообще во всём-всём-всём. Но для Турции ещё не всё потеряно. Поутихнут бои, Эрдоган залижет боевые и политические раны и вновь, как и раньше, начнёт сыпать антироссийскими речами на домашних трибунах и внешнеполитических площадках. И украинские эксперты с новой силой и вдохновением начнут наделять «основного игрока» могуществом, которого у него на самом деле нет, не было, и быть не могло.
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)
Читайте также:
{related-news}
Другие материалы рубрики: