МПШ » Армия » Ядерный «Периметр». В России появился свой «Скайнет»

Ядерный «Периметр». В России появился свой «Скайнет»

Ядерный «Периметр». В России появился свой «Скайнет»
Армия
17:37, 18 декабрь 2020
1 638
0

Система по-прежнему может наносить ответный ядерный удар, но теперь принятие решений контролируется искусственным интеллектом.

Автор: Георгий Шамуев, издание hi-tech.mail.ru

Центров управления ядерным оружием два — и каждый из них автономен

11 ноября Владимир Путин провёл не вполне обычное совещание. В рамках доклада по состоянию российских сил ядерного сдерживания Президенту России доложили, что для РВСН создана система, способная эффективно работать даже при ядерном ударе. После доклада военных Владимир Путин сделает важное заявление: о «завершении создания в РФ защищённого пункта управления ядерными силами».

В России с недавних пор популярна страшилка про «русский Скайнет» — систему управления ядерным оружием, которая осталась в наследство от Советского Союза. Прежняя система имела название «Периметр», и все признаки указывают на то, что для РСВН и первых лиц государства систему значительно модернизировали.



Перед тем, как рассказать о функционале системы «Периметр», стоит сделать небольшое отступление. В большинстве публикаций на эту тему незаслуженно мало внимания уделяется месту размещения «центра управления». Американские эксперты несколько лет назад сделали предположение, что центр управления российским ядерным оружием находится в глубине горы Яманту на Южном Урале.

Позднее геолокацию центра управления ядерным оружием сместили к горе Косьвинский камень, там же, на Южном Урале. На самом деле, правы и те, кто думал про первый вариант, и те, кто озвучивал информацию «переезд» центра управления ядерным оружием к другой горе. На самом деле центров управления РВСН два — и находясь в обоих, можно отдавать приказы о применении ядерного оружия.

Оба центра управления расположены на глубине в 250-300 метров, а помимо нескольких сот метров горной породы их защищает двойной бетонный «купол» — конструкция, с помощью которой центр управления может пережить попадание ядерной боеголовки в 10 мегатонн.
«Периметр» работает, но совсем не так, как считалось ранее

Несмотря на то, что решение о применении ядерного оружия принимают три человека (начальник Генштаба, Министр обороны и Верховный главнокомандующий), правом запуска системы гарантированного ответного ядерного удара обладает только Президент. Пару раз в год Верховный главком в сопровождении офицеров РВСН и специальных людей (в чине не ниже полковника), отвечающих за ядерный чемоданчик «Чегет», посещают центр управления ядерным оружием на Урале.

В помещении, доступ в которое есть у Президента (и, возможно, министра обороны – но это максимум), обновляются протоколы безопасности, над совершенствованием которых работают лучшие специалисты в области стратегической безопасности страны. Загрузка новых протоколов безопасности Президентом и министром обороны — фактически, подтверждение работы «Периметра» на следующий год.

После того, как первые люди страны покидают комплекс, система не «встаёт на боевой взвод», словно противотанковая мина, а находится в режиме ожидания. Этот принцип заложили в неё ещё при создании — в 1975 году.

Вывести систему из «спящего режима» можно двумя способами. Вручную — если есть угроза ракетно-ядерного нападения, или дождаться автоматического включения. При первом способе все находится в состоянии боевой готовности и «активном» режиме. Идёт обмен данными с системой предупреждения о ракетном нападении, постами воздушно-космической обороны и наземной инфраструктурой. К такому варианту, как отмечают бывшие военные, руководство страны может прибегнуть лишь в случае гарантированного ядерного нападения — когда решение уже принято и кнопка нажата, однако ракеты со стороны противника лишь начали взлетать. Если система решит, что ракеты противника «прошли точку невозврата» и при этом не были сбиты, то автоматика отдаёт приказ на запуск баллистических ракет со всех носителей, включая воздушные и морские.

Автоматический режим ответного удара включается уже тогда, когда ядерный удар нанесён. Ключевые военные объекты, которые в случае начала войны будут уничтожены в первую очередь, снабжены специальными датчиками. Если сигнал с них внезапно прерывается и не доходит до серверной в недрах уральских гор, то система включается в работу.

У «Периметра» трёхфакторная авторизация — защита от случайного включения

Первые пару лет после ввода в строй система «Периметр» не беспокоила военное и политическое руководство страны. Однако затем дважды случилось то, что считалось невозможным в принципе. Летом 1982 года на «вертушку» министра обороны СССР Дмитрия Устинова поступил сигнал тревоги от системы управления ядерным оружием страны. С учётом того, что к началу 80-х напряжение между СССР и США достигло пика, Устинов был крайне встревожен. На замаскированный командный пункт у южноуральского хребта сразу прибыли офицеры спецсвязи, которые удостоверились в том, что система просто «ошиблась» по довольно банальной проблеме. Провода, соединяющие управляющий компьютер и линию связи, просто окислились. Их заменили, о проблеме «ложного срабатывания» ядерного оружия на время забыли, а потом и полномочия Устинова подошли к концу. Его преемнику, министру обороны Сергею Соколову, «Периметр» проблем не доставлял, но заступивший на пост министра обороны 30 мая 1987 года Дмитрий Язов уже на первой неделе службы испытал то же самое, что и Устинов.

После того, как о проблеме с «Периметром» доложили наверх, разработчиками было принято изящное решение — систему научили «обзванивать» ключевых абонентов перед ядерным ударом. Работает это довольно просто: в обычном режиме «Периметр» несколько раз в минуту проверяет сигналы с трёх постов управления и сверяется с активностью трёх пультов управления ядерным щитом. Если на «звонок» системы управления ядерным оружием не отвечает начальник генерального штаба, система обращается к вышестоящим людям. Если на сигнал «Периметра» не отзывается и начальник Генштаба, то система активно «сигналит» на ядерный чемоданчик Президента.



При трёх отрицательных ответах запускается специальный протокол и система считает, что все, кто может нажать красную кнопку, мертвы, и включает обратный отсчёт. Дальше — как в фильмах про конец света. Все получают приказ на применение оставшегося арсенала с ядерным оружием и агрессор уничтожается ответным ударом.
На Западе «Периметр» считают «бесчеловечным оружием», а способ работы без участия человека считают «негуманным»

Система гарантированного ответного удара — уникальный в своём роде боевой механизм. Ни в одной стране мира, в том числе и США, такой системы нет, и на её создание потребуется много лет. Понимание проблемы к американским военным уже пришло — в 2019 году в журнале War on the Rocks даже вышла статья, в которой создание такой системы называлось «жизненно необходимым».

Однако между российским «Периметром» и перспективной американской системой много отличий. Концептуальная разница повторяет военную доктрину двух стран. Для России применение «Периметра» — ответная реакция на ядерный удар. У США другой подход. Военная доктрина страны допускает превентивный обезоруживающий ядерный удар, механика которого описана в программе Prompt Global Strike.

Единственное сходство между двумя системами состоит в том, что центр управления американским «Периметром» тоже будет спрятан в недрах самой известной «военной» горы – Шайенн. Там, на глубине в 200 метров, находятся серверы NORAD — объединенного командования воздушно-космической обороны Северной Америки. Смогут ли в США создать такую систему, станет ясно через 10 лет. Первые тестовые «включения», если верить экспертам, должны провести до 2030 года.
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)
КОММЕНТАРИИ
Комментарии для сайта Cackle