Украина
06:35, 16 март 2023
2 270
0

На Западе уверены, что ключи к разгрому ПВО Украины генерал Суровикин обнаружил в Израиле

{short-story limit="840"}
На Западе уверены, что ключи к разгрому ПВО Украины генерал Суровикин обнаружил в Израиле

Спецоперация Z: Русская «Медведка-19» с помощью УПАБ-1500Б догрызает Авдеевку

Сегодня второй год ни шатко, ни валко продолжающийся штурм Авдеевки завяз в информационной тени ожесточеннейшей битвы за Артемовск (Бахмут). Возможно — напрасно. Потому что многое из того, что демонстрирует сегодня Россия как раз под Авдеевкой, а не под Бахмутом, не исключено, вскоре решающим и самым положительным образом скажется на ходе всей нашей спецоперации на Украине.

Я имею ввиду куда более активный, чем прежде, ввод в сражение над Авдеевкой в последние месяц-полтора боевых самолетов ВКС РФ. С самой весны прошлого года у нас этого нигде больше на российско-украинском фронте не получалось.

Приблизительно с мая-апреля 2022 года бомбовые и ракетные удары с воздуха по позициям украинских войск российской штурмовой и армейской авиацией наносились, да и продолжают наноситься на других участках фронта, исключительно на глубину тактической зоны обороны ВСУ. То есть — на считанные километры от передовой. Не далее.

При этом сами наши самолеты и вертолеты, как правило, вообще не появляются над украинскими окопами. Пуск или сброс, потом, отстреливая тепловые ловушки, — резкий разворот на 180 градусов. И домой!

Почему? Да потому что иначе, если слишком отважно залететь во вражеский тыл, критически велик риск чадно сгореть на земле. После ответного и почти неизбежного удара по самолету или вертолету со стороны украинских средств ПВО. Которая, надо признать, за последние месяцы значительно усилила свой боевой потенциал за счет поставок новейших зенитных вооружений из ведущих стран НАТО.

Сегодня для российских пилотов с точки зрения организации боевого применения ударной авиации небо Украины — слоеный «пирог». На высотах до пяти километров самых серьезных неприятностей приходится ожидать от очень эффективных переносных зенитных ракетных комплексов, которых с Запада в распоряжение ВСУ переправлено никем, кажется, толком не считанными тысячами. Это, прежде всего, американские FIM-92 Stinger (в переводе — «Жало») и британские сверхзвуковые LMM Martlet и Starstreak. Далеко не перевелись в этой стране и бывшие советские их аналоги — «Стрела-2», «Стрела-10» и «Игла».

Подобным оружием фронт с украинской стороны утыкан столь густо, что лучше, конечно, по небу к нему вообще не приближаться. Чтобы остаться в живых. Однако разве нельзя подниматься выше абсолютно недостижимых для ПЗРК пяти километров?

Там экипажи ждет другая беда. Забравшийся на такую высоту, российский летательный аппарат легко и загодя обнаруживается РЛС, которыми плотнейшим образом контролируется воздушное пространство над всей территорией врага. В том числе их видят и с борта непрерывно барражирующих над Польшей и Румынией штатовских самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления системы АВАКС.

После получения целеуказаний с командного пункта в борьбу включаются ЗРК средней дальности ВСУ, стоящие в ближних и дальних тылах украинских войск. Среди них, естественно, самые грозные образцы — тоже западного производства.

Это передвижные американо-норвежские комплексы NASAMS (границы зоны поражения в зависимости от типа применяемых ракет — до 180 километров по дальности и до 21 километра — по высоте), германские IRIS-T (те же характеристики соответственно — до 40 и до 20 километров), сугубо американские MIM-23 Hawk (до 35 и до 18 километров).

Добавим сюда хотя и устаревших модификаций, но еще вполне боеспособные бывшие наши С-300 и «Буки». И в совокупности получим очень смертоносную систему ПВО с внушающими (в чисто военно-инженерном смысле) всяческое уважение боевыми возможностями. Пытаться преодолеть с воздуха такой ракетный частокол, конечно, можно. Но шансов снова увидеть родной аэродром, согласитесь, у экипажей слишком мало.

А теперь: что же и каким образом в этом смысле у нас нынешней зимой вдруг стало получаться над Авдеевкой?

С февраля обнадеживающие сдвиги там точно наметились. Вкратце суть перемен легко описать одной фразой: «Наконец-то на этом отдельно взятом участке фронта мы снова принялись громить ВСУ „чугунием“!». То есть — авиабомбами. Не любыми пока, а дальнобойными и высокоточными. Но все же…

Первым убедительное видео на этот счет 20 февраля 2023 года опубликовало агентство «РИА-Новости». 

На экране хорошо видно, как в полуразрушенной промышленной застройке, под которой, как утверждают, украинскими военными за последние восемь лет созданы укрепления из армированного бетона в три-шесть этажей, раздается мощнейший взрыв. Специалисты считают, что поражение нанесено полуторатонной фугасной авиабомбой ФАБ-1500.

Но не исключено, что в тот день впервые на территории Украины сброшена была новейшая управляемая планирующая бетонобойная авиабомба УПАБ-1500Б, впервые представленная широкой публике на Московском авиационно-космическом салоне МАКС в 2019 году.

Этот боеприпас с взрывателем, оснащенным тремя режимами задержки детонации, как сказано в описании, предназначен для поражения «малоразмерных прочных и особопрочных целей типа усиленных железобетонных укрытий и командных пунктов». Как раз того, что второй год составляет для наших войск суть главной проблемы под Авдеевкой!

Что особо важно в данном случае: для сброса УПАБ-1500Б фронтовому бомбардировщику типа Су-34 не обязательно было даже приближаться к объекту атаки. Достаточно подлететь к нему на дальность, не превышающую 50 километров. Дальше отпущенная на свободу летчиком гигантская авиабомба, управляемая по инерциально-спутниковому каналу, все доделала сама.

Почему же мы на столь сложном участке боевых действий не применяли УПАБ-1500Б раньше? Потому что для этого экипажу бомбардировщика в точку сброса пришлось бы забираться на высоту до 15 километров. Обнаружив себя, тем самым, не только для почти всех вражеских средств радиоэлектронного наблюдения, что работали бы в тот день над территории Украины, но и для тех АВАКСов, что кружат над Польшей и Румынией в тысячах километров от линии фронта.

Вероятно, российское командование считало это чересчур рискованным. Почему же внезапно столь осмелело к концу февраля?

И вот тут, полагаю, мы и подошли к самому главному в этом разговоре. На Западе давно поговаривали, что российская авиация, БПЛА и ракетчики с конца прошлого года организовали настоящую охоту на средства ПВО Украины. 

Задача: любой ценой и поскорее расчистить небо этой страны для ввода в сражение основных сил наших Воздушно-Космических сил. Причем — на всю глубину, до самых западных границ незалежной. Только так, видимо, мы сможем добиться коренного перелома в этой битве.

Зарубежные источники обратили внимание на серьезные изменения тактики ВКС в последние месяцы. Принятая схема истребления вражеских ЗРК примерно такова.

Вначале в воздухе вблизи линии фронта вне зоны поражения средств ПВО Украины «повисают» российские многоцелевые истребители типа Су-35 с высокоскоростными противорадиолокационными ракетами Х-31П или Х31ПД. Дальность поражения первой — до 110 км, второй — до 250 км.

Затем другая достаточно многочисленная группа самолетов якобы устремляется к украинским пределам, заставляя ЗРК противника в прифронтовой полосе и в ближнем тылу включаться в боевую работу. Обнаруживая себя и подставляясь, тем самым, под наши противорадиолокационные ракеты. А якобы атакующие самолеты благополучно разворачиваются на обратный курс, не долетая даже до окопов своих войск.

Другой вариант: ту же роль имитаторов воздушного нападения может выполнять внушительная «стая» российских ударных БПЛА типа «Герань-2». С тем же результатом.

Эксперты на Западе уверены, что главком ВКС РФ генерал армии Сергей Суровикин, которому приписывают авторство этого замысла, просто творчески скопировал успешные действия израильтян в войне с Ливаном в 1982 году.

Та операция армии еврейского государства называлась Mole Cricket-19 (в переводе — «Медведка-19»). В ней участвовали израильские БПЛА IAI Scout, малоразмерные дистанционно-пилотируемые летательные аппараты Mastiff, самолёты дальнего радиолокационного обнаружения E-2C Hawkeye, самолеты РЭБ на базе Боинг-707, вертолёты Sikorsky CH-53 Sea Stallion и самолёты IAI-202 Арава для прослушивания радиосетей противника.

Обнаруженные средства ПВО уничтожались противорадиолокационными ракетами AGM-78, одновременным налетом сотни ударных самолетов, разделенных на группы по 2−6 истребителей-бомбардировщиков, и дальнобойной артиллерией. В результате враги Израиля почти одновременно лишились 29 зенитных ракетных батарей.

Не думаю, что российские силы на Украине в том же направлении действуют столь же массировано. Зато систематично и долго. Важен конечный результат. А как его добиться — предоставим это решать генералу Суровикину и его штабу.

Потому что помните, к чему призывали советские военачальники в начальный период Великой Отечественной войны? «Танки, любой ценой поскорее выбивайте у гитлеровцев танки!». Сегодня вместо танков нам выбивать необходимо основные ЗРК украинской армии. Примерно так, насколько можно понять, звучит лозунг дня в зоне СВО.

Ибо что случится, если этот замысел нам удастся? Мгновенно будет решены для нас и проблемы мостов через Днепр, и подвоза любым видом транспорта к фронту горючего, боеприпасов, резервов и прочего. 

Если для российской боевой авиации однажды действительно настанет «Над всей Украиной безоблачное небо!», тогда за каждым украинским грузовиком, за каждым поездом по любой местной магистрали сможет гоняться наш боевой самолет или вертолет. Как это проделывала фрицевская авиация с Красной Армией в 1941—1942 годах. Плотно и неотрывно «сопровождая» ее, таким образом, до самой Волги.

Но так же понятно, что, честно говоря, в том, что касается Украины в целом, истребить всю ее систему ПВО нереально. При существующей поддержке Западом Киева это пустые мечты. Никто не позволит нам ПВО этой страны развалить до конца. Взамен разбитых комплексов ВСУ им тут же поставят новые сотни и тысячи таких же. Или еще лучших.

Другое дело, если вести речь об отдельных, достаточно узких участках фронта. Допустим — о тех, на которых намечено скорое наступление. Как под Авдеевкой.

Складывается впечатление, что ПВО врага на этом направлении мы просто задавили. Не исключено: успеху способствовало, что Авдеевка давно уже в полуокружении. Поэтому подослать к этому укрепрайону новые ЗРК средней дальности взамен нами уничтоженных — проблема для противника. А одними ПЗРК, которых легко натолкать в каждый окоп, с фронтовыми бомбардировщиками много не навоюешь.

Каков же вывод для России? Он прост. Как говорит один из руководителей спецоперации, «слона не едят целиком». Только частями. Вот частями и будем кушать.

Если в ближайшей перспективе целью России станет, допустим, возвращение Херсона — крушить ПВО ВСУ в первую очередь надо там. А если, предположим, на повестке дня Харьков, — «тогда мы летим к вам!». И далее — везде.

В этом, предполагаю, один из основных и очень важных уроков сегодняшних событий под Авдеевкой. Если такого же перелома Вооруженным силам России удастся добиться и на других направлениях и после этого ввести в настоящий бой фронтовую авиацию — будет просто отлично.


Источник

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)
Читайте также:
{related-news}
Другие материалы рубрики: