» » «The Daily Beast», США : Русские нападают на нас уже 100 лет....

«The Daily Beast», США : Русские нападают на нас уже 100 лет....



Два Владимира — Ленин и Путин — показали  мастер-класс по разжиганию насилия и хаоса в западных демократиях. Мы просто последние жертвы.

«The Daily Beast», США 

Русские знали, как легко можно  будет использовать ненависть растворенную  в нашей крови, прежде чем мы поймем в чем дело.

Клайв Ирвинг (Clive Irving) http://perevodika.ru


Сенатор Ричард Барр, республиканец,  председатель сенатского комитета по разведке, представляя двухпартийный отчет о вмешательстве  России в выборы в 2016 году, заявил: «В 2016 году, США, на всех уровнях правительства, не были готовы  к решительной скоординированной атаке иностранного противника на нашу выборную инфраструктуру».
Как это могло  произойти?

На протяжении как минимум 100 лет Россия разрабатывала и совершенствовала методы и средства разрушения изнутри системы, которую она всегда презирала: демократического капитализма.

Скрытая атака Владимира Путина на Америку была  проведена с использованием всего современного  арсенала кибероружия, но она также продемонстрировала всё  коварство системы, созданной Владимиром Ильичем Лениным. Эта система основывалась на уверенности в том, что для  того чтобы подорвать основы демократического капитализма всегда более эффективно дестабилизировать его изнутри,  нежели не пытаться сделать это военным путем.

К 1919 году Ленин получил полный контроль над большевистской революцией и и  начал проектировать структуру власти будущего Советского Союза. Хотя на то, чтобы положить конец все еще бушевавшей  в стране гражданской войне, потребуется еще два года, Ленин, в своей долгосрочной кампании проникновения и подрывной деятельности,   уже тогда нацелился на западный капитализм вообще и на Британию.

Русское нападение  проходило в три волны.

Первой
  волной было использование  мощных социальных волнений  в Британии после окончания Первой мировой войны. Рабочий класс предоставил пушечное мясо для бессмысленной бойни, а оставшиеся в живых восстали против правящего класса, который вел войну из-за их  спин.

Вторая волна  когда развитие торговли с Британской империей  было использовано как прикрытие для построения сети промышленного шпионажа и использования  волнений трудящихся.

Третья волна имела гораздо более дальний прицел  и большие амбиции — найти молодых, восприимчивых, умных и  целеустремленных британских агентов, тщательно их взрастить и  внедрить в верхние эшелоны британской разведки и дипломатии.План Ленина отразил основополагающую точку зрения на западную демократию как на мягкую цель, которая в конечном итоге будет разрушена невыносимыми крайностями богатства и бедности. Это являлось  основой действий Ленина, Сталина и, в конечном итоге, Путина (который предпочитает мафиозный капитализм демократическому капитализму).

Учитывая эту предпосылку, стало необходимостью  понимать целевую страну настолько хорошо, чтобы иметь  возможность выявить разногласия и противоречия внутри неё  и использовать их. Ленин сам знал своего врага из первых рук: он жил в Лондоне и использовал читальный зал Британского музея, чтобы отточить свою идеологию.

«Русские всегда работали снизу вверх, а не сверху вниз. И они поняли то, что сегодня имеет  такое же большое значение, как и в 1919 году: качество поступающей разведывательной информации определяет эффективность выполняемой работы».

Когда началась первая атака на Великобританию, британские социалисты объявили, что они против ленинской  «диктатуры пролетариата» — у лейбористской партии не было ни сил, ни смелости для чисток и фанатичных клятв верности. Но они были в состоянии внутреннего конфликта. Они выступали против попыток Великобритании, Америки и Японии подавить  русскую революцию, наивно надеясь, что [в России] существует масса людей, которые отвергнут тиранию.

Именно на  то чтобы манипулировать этой амбивалентностью  и была направлена первая волна атаки Ленина. Ею  руководил человек, которого по-настоящему можно назвать первым российским “кротом”, Теодор Ротенштейн, эмигрант, который жил  в Лондоне.
Во время войны Ротенштейн, работая в МИ-7, подразделении военной разведки,   успешно проник в британское военное планирование и передал ценную и детальную информацию  о том, как эта секретная служба работала в Москве.

По окончании  войны Ротенштейн был направлен на  работу по организации профсоюзных забастовок на верфях, угольных шахтах и заводах, что он и делал с  определенным успехом.

Более странно  то, что Ротенштейн финансировал и  поддерживал одного из лидеров суфражистского движения, Сильвию Панкхерст, которая — “наглотавшись”  советской пропаганды — создала и руководила организацией под названием «People’s Russian Information Bureau», полагая, что Советская Россия является  идеальным государством для женщин.

Позже Панхерст была  арестована и отбыла шестимесячный срок за публикацию «крамольных» статей.
Часть средств, использованных Ротенштейном, была получена от продажи алмазов, «экспроприированных»  у Романовых. Жена и дочь Ротенштейна “занимались” бриллиантовыми украшениями, пока мастера Ротенштейна в Москве не предупредили, что  драгоценности сделали их слишком заметными.

На самом деле британская разведка собрала на Ротенштейна  толстенное досье, она отслеживала все его действия. С 1917 года британские взломщики кодов читали всю переписку  между Москвой и Лондоном. Большевики отказались от кодов царской эпохи для более простой системы, которую англичане смогли взломать с помощью команды женщин-эмигрантов.

Перед окончанием войны британская разведка,  в соответствии с договором, который остается в силе и  сегодня, начала обмениваться информацией с американцами. Генеральный прокурор США А. Митчелл Палмер руководил новым подразделением — Бюро расследований — для проведения контрразведывательных операций, а его самым усердным агентом был молодой Дж. Эдгар Гувер. Страх проникновения большевиков был настолько велик, что «Philadelphia Inquirer»  написал в редакторской статье: «Мы можем также пригласить Ленина и Троцкого приехать сюда и сразу  начать делать бизнес».

Вторая фаза европейского плана Ленина началась в 1920 году с приездом  советской торговой делегация в Лондон. Уинстон Черчилль, ярый антибольшевик, бывший в то время  военным министром и министром авиации в коалиционном правительстве, отказался присутствовать на официальном приеме для русских, заявив, что он отказывается пожимать руки  «волосатым павианам»
Глава делегации пообещал они не будут пытаться вмешиваться каким-либо образом  в британскую политику. Британская разведка быстро определила “номер два” делегации как   секретного агента и узнала, что он работает с Ротенштейном. Когда Ротенштейн совершил поездку в Москву, ему,  по совету британской разведки, было отказано во въезде обратно в Великобританию и он так и не вернулся.

Британский премьер-министр Ллойд Джордж согласился разрешить торговой делегации работать в Лондоне на том основании, что со взломанными  кодами делегация оказалась бесценным источником информации о советских агентах в Великобритании.
Тем временем в России, ЧК, тайная  полиция, которая безжалостно навязывала народу и Красной армии  лояльность коммунистической партии, расширила свои функции, включив  в себя контрразведку и заграничный шпионаж, и превратилась в Комитет государственной безопасности — КГБ.

Третий этап нападения на Великобританию был, в долгосрочной перспективе, наиболее эффективным. Работа британской контрразведки, которая была настолько эффективной при первых двух атаках, на этот раз была  полностью провалена — в основном потому, что “кроты”, внедренные Москвой в верхние эшелоны британской разведки, принадлежали к тому же классу, что и ловцы шпионов, и, в отличие от российских агентов, были выше подозрений.

Из тех агентов, которые были завербованы в начале 30-х годов в Кембриджском университете, самыми  опасными были люди входившие в шпионскую организацию, теперь известную как «Кембриджская пятерка»: Дональд Маклин, Гай Берджесс, Ким Филби, Энтони Блант и Джон Кернкросс.

Важно отметить, что длительная история российских нападений на западные демократии показывает, насколько проницательно  русские обычно «читают» страну.

Например, когда они напали на Великобританию, они были намного хитрее, чем Гитлер, который наивно полагал, что он может удержать Великобританию от Второй мировой войны, подчинив британскую аристократию и, в лице герцога Виндзорского, королевскую семью.
Русские всегда работали снизу вверх, а не сверху вниз. И они поняли то, что сегодня имеет  такое же большое значение, как и в 1919 году: качество поступающей разведывательной информации определяет эффективность выполняемой работы.



В 2016 году, когда ферма троллей  в Санкт-Петербурге, которая называлась Агентством интернет-исследований, провела кампанию в социальных сетях, направленную на наши выборы, она была прекрасно информирована  о “карте трещин и разломов” в американском обществе, которые созрели для подстрекательства.

Общим лейтмотивом было недовольство. Независимо от того, было  ли оно выражено открыто как в разглагольствованиях Брейтбарта или  скрыто за темной рамкой, как у 8chan, разгневанные люди, многие из которых были белыми, чувствовали себя обделенными и искали кого-то, кто услышал  бы их и помог бы им отомстить за плохое обращение — вот что было главным побудительным мотивом.

Мы знаем, что более чем за два года до выборов, две россиянки совершили трехнедельную разведывательную поездку по штатам, которым предстояло стать полем  битвы, включая Колорадо, Мичиган и Нью-Мексико. Сотни почтовых ящиков, учетных записей PayPal и банковских счетов, а также водительских прав были созданы под фальшивыми именами, иногда с использованием украденных номеров социального страхования.

Но,  чтобы добиться изощренности атаки в социальных сетях,  полевые работы, начатые в ходе петербургской операции, должны были быть гораздо глубже и шире.

Самым наглым оскорблением Кремля был  взлом электронной почты Национального комитета Демократической партии. Отчасти это было вызвано личной ненавистью Путина к Хиллари Клинтон. Однако в более широкой картине, как мы теперь видим, самый разрушительный и длительный ущерб был достигнут путем стимулирования крайних фракций справа, таких как  сторонники превосходства белой расы, которые скандировали «евреи не заменят нас» в Шарлоттсвилле (некоторые из них согласно Трампу были «хорошие люди».)

Мало что было сделано и   для защиты от атак. Администрация Обамы выбрала одностороннее разоружение. В 2015 году Государственный департамент отказался от создания  специального подразделения, предназначенного для противодействия российской дезинформационной кампании. Бета-сайт был готов, но чиновники Госдепартамента закрыли его.

В статье, опубликованной в газете «Нью-Йорк таймс» на прошлой неделе,  Сьюзен Райс, советник Обамы по национальной безопасности с 2013 по 2017 год, написала: «Наши внутренние линии разломов остаются нашей самой большой уязвимостью в области национальной безопасности». Жаль, что, видимо, она не поняла  это в 2015-м.

Президент Обама, возможно, сказал Путину, чтобы  тот «прекратил это», но Путин к тому времени уже  был полностью привержен курсу действий, который во взвешенных словах  отчета Мюллера обозначен так «кампания в социальных сетях, благоприятная в  отношении кандидата в президенты Дональда Дж. Трампа и порочащая кандидата Хиллари Клинтон ».

Путин рискнул. Он не знал, что Трамп победит с разницей в 77 000 голосов между тремя штатами. Кремль не такой всемогущий.
Но как только Трамп оказался в Белом доме, он стал полезным идиотом Путина,  полезным за пределами самых смелых мечтаний Кремля. С помощью респ. Девина Нунеса, главы республиканского комитета по разведке Палаты представителей, он организовал прямое нападение на организацию, которая  лучше всего понимала атаки русских,- ФБР.

Нунес выпустил свою ныне печально известную записку на четырех страницах, в которой говорится о заговоре ФБР против Трампа, со ссылкой,   в частности, на подразделение контрразведки, тех самых людей, которые были на переднем крае обороны против России.
Двое из этих жертв, заместитель директора ФБР Эндрю Маккейб и глава контрразведывательного отдела Питер Стрзок, в настоящее время подали иски, утверждая, что их увольнение было ответным ударом за их давление на российское расследование.

В республиканской пьесе (и риторике Трампа) реальной внутренней опасностью для Америки является  не Россия, а могущественная контрразведка.
Лидер большинства в Сенате Митч Макконнелл является  верным сторонником этого бесстыдства. Ранее, в 2016 году, он заблокировал предложение вице-президента Джо Байдена выпустить двухпартийное заявление, осуждающее вмешательство России в выборы. С тех пор он упорно трудился  чтобы заработать прозвище «Митч Московский» придуманный Джо Скарборо.

Через три месяца после того, как Макконнелл удостоверился в том, что санкции в отношении некоторых связанных с Кремлем олигархов были сняты, выяснилось, что один из этих олигархов, Олег Дерипаска, сыграл важную роль в финансировании инвестиций в размере 200 миллионов долларов в новый алюминиевый завод в родном штате Макконнелла, Кентукки. Макконнелл утверждает, что когда — несмотря на возражения 11 республиканцев — он снял санкции, он не знал о предстоящей сделке. Но вы можете быть уверены, что Кремль знает достаточно о силе Макконнелла, чтобы понять, как выгодно вкладывать деньги в Кентукки.

Я уже писал, что Макконнелл ведет себя как аппаратчики советской системы— «человек не великих планов, а сотни тщательно выполненных деталей». В его руках законодательный орган  действует строго как партийный аппарат, а не широкий совещательный инструмент демократии.

Действуя так и в ответ на наступление России, Макконнелл стал вторым полезным идиотом Путина после Трампа.




Просмотров: 1 500 | Комментариев: 0 | Дата: 03 сентябрь 06:28
Комментарии для сайта Cackle
Последние новости