Мнения
21:46, 06 июль 2022
2 918
0

Несколько слов для опьянённых «турбо-​патриотическим» угаром...

{short-story limit="840"}
Несколько слов для опьянённых «турбо-​патриотическим» угаром...

Заголовок намеренно провокативен. В кликбейты поиграем, знаете ли. Но для начала раскрою вам «стр-р-рашную военную тайну». Про некие символы «О», «Z» и «V», внезапно (собсно, для людей не сильно военных) приобретшие категорический сакральный смысл. Что просто ещё раз показывает, насколько сегодняшнее российское (в данном контексте этот термин правильнее, чем «русское») общество истерично, легко возбудимо и управляемо.

Ранее уже рассказывал вам, что подобная маркировка всегда наносится на боевую технику перед проведением большого учения. Смысл понятен и очевиден, так что дополнительно что-то разжёвывать вряд ли надо. В данном конкретном случае буковка «Z» банально означает принадлежность к частям и соединениям Западного военного округа, «V», соответственно, Восточного, а «О» (не поверите!) Центрального.

Другое дело, что истосковавшееся по хоть какой-нибудь внятно провозглашённой идеологии «обчество» само начинает внутри себя ея сочинять. Иногда получается классно — как в случае с Бессмертным полком, лихо подхваченным чиновниками, но пока ещё не забюрократизированным вдрызг. С буковками — да резвитесь, раз нравится. Надеюсь разве, что никаких государственных или около того наград с такой символикой не изобретут, ибо будет сие уже полный кретинизм.

Теперь к главной теме.

Сэру Уинстону Леонарду Спенсеру-Черчиллю (к слову, ни разу герцогу Мальборо, как его периодически ошибочно титулуют: папа Уинстона сэр Рэндольф Генри был третьим по счёту сыном 7-го герцога Мальборо, соответственно, никаких прав ни на майорат, ни на титул не имел) приписывают фразу, что, мол, «генералы всегда готовятся к прошедшей войне». Во-первых, это просто вариант известной британской шутки.

А во-вторых…

Да, генералы всегда готовятся к прошедшей войне. Потому что научиться воевать в новую войну можно, только в неё ввязавшись. Эту элементарную аксиому 99 процентов рассуждающих по теме с диванов понять не могут по определению, поскольку от процесса чрезвычайно далеки. Ну вот хоть некоторые поправочки в установочные файлы давайте попробуем внести: ещё раз — всё о чём говорится, не прогноз, чисто по фактам.

Что имеем? Для начала — а назовите, пожалуйста, за крайние, скажем, 40 лет — хоть один военный конфликт между двумя сопоставимыми по силе вооружёнными силами? Закавказье (Нагорный Карабах) в пример не надо, там чистая оперетта до сих пор (при всём моём уважении к обоим народам и к трагизму произошедшего), там — ежели бы не мешали, так Россия давно всё решила бы лет на пятьсот вперёд.

Отвлеклись — примерно лет как сорок в мире воюют весьма своеобразно. Либо это атака очешуительной коалиции против заведомо более слабого противника, либо это чисто экспедиционные операции. А сорок лет — срок немалый. За это время выпустившиеся из училищ лейтёхи становятся генералами и несут благоприобретённый опыт далее. В систему. Которая именно подразумевает развитие и формирование Вооружённых Сил того или иного государства (при апроксимации всеобщего опыта — получается, что для всех).

По хрен остальные, мы про Россию. Мягко говоря, утомился отслеживать судорожные трансформации то дивизий в бригады, то обратно бригад в дивизии. Общей концепции, как воевать (ежели таки придётся) с внешним супостатом в ВС РФ, насколько видел, не случилось почти до сих пор года эдак с 1998-го. Судите сами: даже во время второй Чеченской (до еще её завершения), и до самого последнего времени — а каковы были легенды любого относительно крупного учения? Имею в виду уровень примерно корпусной, по-старому?

А — ёклмн! — нападение какой-то, гм, банды террористов. И против этой, гм, «банды» разворачивают фронтовую авиацию, танками, танками ея при активной поддержке всего, что не только моральный дух давит, но и души из тел в нужные по религиозным соображениям места отправляет вполне зачётно. Примерно в известные годы (ровно точно после пятидневки 08.08.08) встал вопрос — не просто о новом основном танке, о платформе.

Это у нас. На, гм, коллективном Западе продолжали праздновать победу. Там сейчас многое так хреново, как у нас к концу перестройки не было, но это совершенно другой рассказ (в том смысле, что не обнадёживаю, хотя…). История боевого самолётика F-22, который, типа, считали лучшим в своём поколении, говорит о многом. Это, конечно, тоже очень большая и очень отдельная тема, равно как и тема нынешнего состояния наземных баллистических ракет САСШ.

Специальная военная операция ВС России на Украине стала первым за крайние сорок лет серьёзным противостоянием двух сопоставимых по вооружению, моральному духу и стойкости, а также численному составу противников. Это первая настоящая война XXI века. Понимаю, что со стороны России это — СВО, но по всем параметрам, война. Особенно с учётом иностранного вмешательства.

И вновь к реалиям. Вас сорок (неважно, тридцать, двадцать — да хоть пять!) лет учили, что воевать нужно так. Оказалось — нет. В парадигме офицера…

К слову, а много ли из читающих в этой пресловутой парадигме хотя бы сколько-то существовали? Простите, вы знаете, что такое ЖБД? Совершенно отдельное от него БД? Вы знаете, как выглядит оперативный план (на всякий случай сразу — это не перечень с пунктами, там графическое решение используется)? Наряд сил и средств потребных написать можете?

Потому что дальше будет сугубое, извините.

Выше говорилось, что войны за крайние сорок лет были сильно специфическими. Под эту модель переконструировались и Вооруженные Силы, в том числе и наши. Тем не менее. Дико уважаю Войска Дяди Васи (братья!), но — где и когда после Великой Отечественной именно парашютным способом эти ребята были задействованы хотя бы раз? Не помню. Однако, под ВДВ разрабатывалась специальная линейка вооружения (куча бабла, между прочим), по сравнению с общевойсковым, облегчённого. Вопросы, да?

Про сопоставление численное не хочу, просто потому, что знаю почти точно. Но an mass, да, столкнулись поначалу примерно около 250 тысяч из ВФУ и (до 50 тысяч максимум корпуса ЛДНР) где-то тысяч 70 (в первой волне) ВС РФ. Сейчас принято оценивать в 120 тысяч наших (судя по некоторым вторичным формальным показателям, до 140 увеличил бы), там и другие расчеты есть, но всяко не выше 170 тысяч, ежели что.

При этом (цитирую оценку Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики» — там тоже есть умные люди):

«В предвоенных ВСУ служило 200 тысяч человек (из них в сухопутных войсках 126 тысяч человек и ещё 30 тысяч в десантно-штурмовых), а всего в ВСУ было занято 255 тысяч человек. Гражданский персонал имеет смысл учитывать, поскольку в условиях оборонительной войны на своей территории он продолжал играть важную роль в обеспечении действий ВСУ.

В довоенной нацгвардии Украины было до 60 тысяч человек. Ещё более 50 тысяч человек числилось в пограничной службе Украины. К военным действиям привлекались спецподразделения полиции и Службы безопасности Украины, где проходили службу ещё несколько тысяч профессиональных бойцов.

До начала боевых действий была начата мобилизация, которая в полной мере развернулась уже в ходе специальной военной операции (СВО). Численность различных украинских военных формирований была доведена до 700 тысяч человек с дальнейшими перспективами её наращивания до 1 млн и более».

Про цифры дальше не хочу, потому что иначе придётся говорить о мобилизационной готовности. Которой у нас даже близко не наблюдалось. Без иронии — звонил в военкомат, спрашивал в марте. Сказали: мы про вас помним, надо будет, сообщим.

В тему вернёмся. Столкнулись два сопоставимых по силе противника (впервые, минимум, за сорок лет), но воспитанных и обученных по различным цивилизационным принципам. Что видим?

В отечественной военной теории крайние двадцать лет преобладал специфический подход, согласно которому угроза сухопутной крупномасштабной войны считалась настолько маловероятным и — более того! — близким к катастрофическому событием, что даже нашла определённое отражение в последний на данный момент Военной доктрине РФ (это там, где про применение ЯО).

Именно потому основной упор в развитии был сделан на Силы специальных операций (а не на массовую подготовку потенциальных резервистов) и на компоненты стратегического сдерживания (где успехи действительно потрясающие, жаль, нельзя подробно и со вкусом). Примерно одновременно в эту «болтанку» попало и будущее флота, с которым до сих пор никак не могут определиться (кроме разве что подводных сил — там всё хорошо), но это отдельный и большой разговор.

В то же время количество самолётов боевой авиации, превосходно показавших себя в ходе СВО в Сирии, для более крупного вооружённого конфликта оказалось, гм, маловато. Понятно, что Военная доктрина РФ носит оборонительный, а не наступательный характер, и в случае, к примеру, МРАУ (массированного ракетно-авиационного удара) по территории моей страны у нас есть специфические средства его отражения.

Смотрим по открытым источникам. Откидывая то, что невозможно применять при современной системе ПВО, имеем:

несколько Су-57
примерно 100 Су-35
примерно столько же Су-30
грубо, 120 Су-34
140 Су-25
порядка 30 флотских Су-30 (специфика типа МиГ-31 в копилку не укладывается).

Итого — под 500 или чуть более самолётов, что для реального завоевания господства в воздухе недостаточно. Для относительно уверенного контроля, но не для господства. А учитывая, что юго-западное направление для ВКС РФ глубоко не единственное, рискну предположить, что уместно говорить о реальном парке не более, чем в 180-200 машин. Формально линия фронта, замечу, примерно 2 000 км. А площадь б.у. составляет 600 тыс. кв. км. Жиденько, ежели честно.

NB: про удары по инфраструктуре. Все ли из вас понимают, что тот же военный аэродром — цель, по определению, площадная? Разрушить его без возможности восстановления можно только теоретически, особенно ежели находится сие на значительном удалении от линии «фронта».

И даже в этих условиях русские ВКС работают великолепно. Потери? А с каким опытом вы собираетесь их сопоставлять? Нынешняя СВО вна б.у. тем и уникальна, что она первая в своем роде. К слову, имело поэтому и случился на начальном этапе ряд досадных огрехов (не только в небе, но и на земле). Войне на полигонах не научиться. В войну учатся только на войне. Не моя аксиома.

Да, когда СВО начиналась, у значительной части населения страны были вполне определённые радужные ожидания, что всё это ненадолго, что вот-вот. Но волшебных палочек из Хогвартса ни у генералов, ни у Верховного — нет. Военный конфликт не разрешается по щелчку пальца, как ни желал бы этого усиленно щелкающий. Причём люди в погонах это понимали изначально, в отличие от некоторых гражданских, которые сами придумали себе тему про «взять Киев за три дня» и усиленно её разгоняли.

СВО наглядно показала различие цивилизационных подходов, ежели хотите modus operandi противостоящих вооружённых противников. Вна б.у. делался упор на «города-крепости», «живые щиты», обстрел не только уже «сепарских» (как их там называют) мирных территорий, но и только что освобождённых входе операции. «А здесь нечисто играют», — говорил по теме персонаж Николая Караченцева в «Приключениях принца Флоризеля».

Русская армия вместе с союзниками придерживается принципиально иной тактики, подразумевающей, в первую очередь, сохранение и жизней (в том числе и противника, когда это возможно!), и гражданской инфраструктуры. Потому и медленно. Просто поймите — ежели б дана была команда «фас!»… Думаю, что уже к апрелю словаки, румыны, поляки и — кто там ещё у нас на «восточном фланге НАТО»? — с изумлением наблюдали бы новые пограничные столбы с символикой РФ.

То, что эта СВО — в долгую, уверен, прекрасно понимали в Генеральном штабе задолго до её начала. И именно так и докладывали Верховному свои выкладки. А для гражданских ещё раз в букварь свожу: руководство Вооружёнными Силами в таких ситуациях осуществляет именно Генеральный штаб. Министерство обороны занимается снабжением, вопросами материально-технического обеспечения войск и массой ещё вещей сопутствующих. На Верховном — общее руководство.

И вот почему-то я — уверен и спокоен.

В отличие от. Есть хороший автор в ламповой ЖЖ-шке с девизом «Хочу всё знать!» (читающие поймут), которого давно мониторю. Вот из него:

«В результате мы потеряли крейсер «Москва» и несколько раз штурмовали остров „Змеиный“. Но чем больше дальнобойного западного оружия приходило в Олессу тем менее понятно (пунктуация авторская, — А.С.) зачем нам было держать остров Змеиный. Если средства ПВО еще могли успешно работать с острова, то подавлять артиллерию и ракетные системы с континента уже не было возможность регулярно и постоянно».

ШТА??? «Несколько раз штурмовали»??? Средства ПВО на Змеином??? А — между тем, сия запись взлетала в ЖЖ аж на 5-ю позицию рейтинга! Оттуда же:

«…если руководство России решилось на спецоперацию на Украине, то нужно было запастись решительностью и смелостью в плане последствий, результатов и целей операции. А то выглядит все набором полумер там, где должны быть давно жесткие действия».

Гм. Ну чё, открывай, Мастерок, свои закрома со смелостью и решительностью для руководства России…

А другой, тож давно мною просматриваемый, видимо, закончил очередную войну выигрывать и режет правду-матку:

«Скажите просто: МЫ ОБОСР@ЛИСЬ. Ведь никакой разницы нет? Кому какое дело? Хотя, «мы обосрались» — это слишком абстрактно, конечно. Нужна все-таки какая-никакая конкретика.
А вот так будет лучше: МНОГОМУДРОЕ МОСКОВСКОЕ НАЧАЛЬСТВО ВНЕЗАПНО ОБОСРАЛОСЬ.
Да, вот так будет лучше. С одной стороны, соблюден должный уровень уважения к начальству, а, с другой стороны, названа веская причина — «внезапно».»

Есть ещё примеров, не хочу. Противно. Хотя…

Не Nota Bene и не ЗЫ, нечто самому непонятное, но просится сюда. Единственный (почему-то уверен, что действительно единственный) раз попробовал послушать «публицистку и расследовательницу» Ольгу Шарий. Цитирую начало еёйное дословно:

«Привет, друзья, вы знаете, что мы сегодня обсудим? Мы обсудим, безусловно, УХОД с острова Змеиный и обмен пленными. Это видео было бы саркастичным, смешным, если бы за эти четыре месяца не убили невинных людей, не разрушили тысячи домов, не уничтожили жизни миллионов украинцев. Когда у российских официальных лиц спрашивают, что они могут сказать о ходе объявленной ими СПЕЦИАЛЬНОЙ военной операции, как они это называют, в Украине, чаще всего приходится слышать ответ какой? Она идёт по плану. Чем, в принципе, вызывает законный вопрос: в чём заключается данный план? Входило ли в него провальное, уже можно сказать, взятие Киева за три дня, уничтожение Мариуполя и — случайные или нет — попадания в дома?» (капслоком выделены интонационные ударения барышни).

Это ещё не целиком первая минута. Вам уже понятно, почему больше ТАКОЕ смотреть и слушать не хочу? А восторженные идиоты у себя это массово постят… Причём постят те, кто двумя текстами раньше гневно обрушиваются на «хохлов» типа Царёва, упрекая их в том, что просравшие свою страну учат нас строить свою.

В расшифрованном выше отрывке из Ольги Шарий прекрасно всё. Главное — незамутнённость сознания, о которой роскошно высказался в своей работе «Украинствующие и мы» недооценённый и на Малой, и на Большой родине волынянин по месту рождения Василий Шульгин, говоря о трёх разрядах сектантов:

«3) Знающие и честные. Это маниаки раскола, они обманывают самих себя.
(…) Гораздо интереснее маниаки чистой воды. Они часто весьма образованы. Иногда по своему честны. Если и вскакивают изредка на Пегаса лжи, то из этого седла их легко выбить, апеллируя к их же собственным знаниям. Но маниакальная идея сидит в них глубоко и, так сказать, quand meme! Если взорвать их идеологию бомбами несомненных фактов, они восклицают «тем хуже для фактов» и тут же выдумывают в подкрепление своей мании новую аргументацию».

Фиолетова, короче, Ольга Шарий. Ибо.

Это не глубокий, понятный и выстраданный трагизм Александра Трифоновича Твардовского:

«Берег левый, берег правый,
Снег шершавый, кромка льда…».

Это, скорее, парафраз известных строк вологодского поэта-сатирика XIX века Василия Ивановича Сиротина:

«Левая, правая где сторона?
Улица, улица, ты, брат, пьяна».

А когда общение намеренно переводится вот на такой утрированно приземлённый уровень, имхо, дальше разговаривать вообще не о чем. «От него кровопролитиев ожидали, а он чижика съел» (© М.Е. Салтыков-Щедрин).

В своё время был придуман нами классный девиз:

«Мы умеем работать. Не мешайте, ВЫ!».

Честь имею. DIXI.

Андрей Смирнов       Источник

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)
Читайте также:
{related-news}
Другие материалы рубрики: